vianets.lv

Новости

Самые дорогие бренды мира ТОП-100









Новости -> 70 лет назад: битва за город

70 лет назад: битва за город

07.07.2011 00:51




70 лет назад, 8 июля 1941 года нацистская армия полностью оккупировала территорию Латвийской ССР. На это потребовалось всего две недели, в то время как в Первую мировую войну русско-германский фронт разрезал Латвию на протяжении почти трех лет…

Оперативный простор

Гитлер почитал Наполеона военным гением, поэтому при нападении на СССР повторил направления вторжения своего кумира в Россию летом 1812-го — на Москву, Ленинград, Киев. Слабейшей среди трех групп армий Восточного фронта была общевойсковая группировка «Север» по командованием генерал-фельдмаршала Вильгельма фон Лееба, состоявшая из 20 пехотных, 3 танковых, 3 моторизованных и 3 охранных дивизий. Все 29 соединений входили в состав 16-го и 18-го корпусов вермахта, которые, в сущности, являлись полноценными полевыми армиями: общая численность личного состава превышала 700 тысяч солдат и офицеров. Авиация приданного группе армий «Север» первого воздушного флота насчитывала около 530 самолетов, а 4-я танковая группа Эриха Гепнера — 631 танк в двух механизированных корпусах. Именно она и составляла главную ударную силу группировки фон Лееба.

Противостоявшие ей советские войска Северо-Западного фронта хотя и обладали численным и техническим преимуществом, имели сравнительно небольшую плотность: они были рассредоточены на значительной территории недавно присоединенной Прибалтики.

Фон Лееб изначально отказался от идеи проведения каких-либо охватывающих операций. Эффект внезапности достигался за счет повышенных темпов наступления на главном направлении. Таким образом, каждый из трех этапов операции имел целью не окружение сил противника, а быстрое продвижение к Даугавпилсу, Пскову и Ленинграду.

Клубы дыма над домами

Для захвата Даугавпилса выделялась штурмовая группа подполковника Крисолли в составе 10-го танкового и 18-го пехотного полков, мотоциклистов и подразделений разведчиков, а также артиллерийские части и диверсионная рота полка «Бранденбург-800» под командованием Лера. Именно этой 8-ой роте поручалось проведение дерзкой операции по овладению мостами. Командиром роты был обер-лейтенант Вольфрам фон Кнаак.

На хуторе Vārpas километрах в трех от города Кнаак разделил роту на две части, по 60-70 солдат в каждой. Задачей одной был захват железнодорожного моста через Даугаву, второй — автомобильного. Ранним утром, 26 июня, переодетая под красноармейцев группа на советских грузовиках приблизилась к объектам.

На подъезде к мосту первая группа смешалась со стоявшими возле предмостных укреплений несколькими советскими бронеавтомобилями. Когда русские разобрались, кто на самом деле находится в грузовиках, экипажи броневиков не стали открывать огонь из опасения попасть в своих и отступили к городу в надежде занять более удобную позицию. Фельдфебель Крукеберг забрался на мост, быстро определил местонахождение проводов взрывного устройства и попытался их перерезать.

Группе Кнаака успех сопутствовал в меньшей степени. Под прикрытием колонны беженцев три его грузовика въехали на мост со стороны Гривы. Советских часовых диверсанты сняли штыками. Но, умирая, те все же сумели поднять тревогу. Кнаак понял, что операция может сорваться, приказал шоферу поддать газу, и машины на большой скорости устремились на другой конец моста. Однако русские ответили плотным огнем. В грузовик Кнаака угодил противотанковый снаряд. Машина остановилась, а мертвый обер-лейтенант вывалился из кабины. С дамбы огонь красноармейцев все усиливался, уцелевшие диверсанты оказались в трудном положении. От разрыва попавшего в металлоконструкции моста сдетонировала часть взрывчатки, заложенной для его подрыва. Но повреждения оказались незначительными.

На выручку диверсантам поспешили танки лейтенанта Шмидта, командира взвода 9-го батальона 10-го полка. Немцы вступили в ожесточенный бой с русской пехотой. Красноармейцы пытались остановить машины противника связками гранат, била противотанковая артиллерия. Однако силы были неравны. Город обороняли лишь символические подразделения 27-й армии: накануне из Крепости была выведена составлявшая основу гарнизона стрелковая дивизия, которую противник рассеял в Литве. Переправившись через мост, немецкие танки и пехота просочились в центр Даугавпилса. Бои не утихали целый день, над городом поднимались огромные клубы дыма. Красноармейцы несколько раз отчаянно контратаковали противника, пытаясь отбить мосты. Увы, безуспешно. Ничего не принесли и атаки двухмоторных советских бомбардировщиков, пытавшихся разбомбить переправу. Всего в ходе боев за даугавпилсские мосты немцы уничтожили 20 легких танков, столько же артиллерийских и 17 противотанковых орудий. Главным итогом событий 26 июня стало создание немецкого плацдарма для продвижения на Ленинград.

Спешащие по делам на Гриву горожане едва ли обращают внимание на странного вида отверстие на ограде здания муниципальной полиции в начале улицы Лачплеша — следы от пуль немецких винтовок и «шмайсеров». Свидетельство того короткого, но ожесточенного боя на городской дамбе.

Бездарный стратег

Основную вину за потерю стратегически важного Даугавпилса несет, несомненно, командующий Северо-Западным фронтом генерал-полковник Федор Кузнецов — типичный военачальник сталинской школы. Этому малограмотному и грубому служаке, но преданному вождю были подчинены три армии — 8-я, 11-я и 27-я.

С задачей обороны переправ через Даугаву он не справился. В первый дни войны он даже не имел представления, где находятся его войска. Потеря управления армией всегда чревата весьма тяжелыми последствиями.

25 июня, учитывая, что фон Лееб уже на 130 км углубился на северо-восток, Кузнецов в панике приказал перевести свой штаб из Паневежиса в Даугавпилс. Целый караван из сотни машин был тут же обнаружен немецкой авиаразведкой и был атакован «Юнкерсами». На шоссе остались десятки разбитых грузовиков и автомобилей.

Несмотря на большие потери, остатки штабной колонны спустя несколько часов все же добрались до Даугавпилса. Там обнаружилось, что резервный пункт управления фронтом существует лишь на бумаге. Это вызвало очередную вспышку генеральского гнева. На городском телеграфе начальник связи фронта Петр Курочкин безуспешно пытался выйти на Генштаб в Москве. Не удалось связаться также с тремя армиями фронта.

Ночью офицеры штаба совершенно павшего духом Кузнецова на грузовиках с выключенными фарами медленно двинулись по улочкам Даугавпилса в Резекне. Только там утром генерал смог связаться со своими армиями. Новости были неутешительными: повсюду идет беспорядочное отступление.

Красноармейцам в те дни особенно досаждала «люфтваффе», полностью господствовавшая в воздухе, сея на земле смерть, разрушения, хаос и панику. Стояла страшная жара, многие солдаты получали тепловые удары. Вслед им нередко постреливали местные айзсарги, большая часть населения была настроена враждебно к советской власти. Мобилизация в Латвии не объявлялась, к Красной Армии могли присоединяться лишь добровольцы. Чувствуя себя брошенными на произвол судьбы, многие красноармейцы бросали винтовки и дезертировали. А количество брошенной боевой техники изумляло даже врага.

Немцы вновь приближались…

Дни безвластия

25 и 26 июня 1941 года вошли в историю города как дни безвластия. Начальство и чекисты, включая московскую опергруппу, бессудно казнившую Мелетия Каллистратова, сбежали на восток. Почуяв свободу, обыватели бросились грабить магазины, вынося все, что было на полках. Грешно представить, но все же — повторись подобное в наши дни, как повела бы себя несознательная часть горожан? Еще хуже то, что в первые дни немецкой оккупации многие горожане охотно отправились копать могилы для своих еврейских сограждан за 15-25 рублей… Правда, разграбление имущества евреев немедленно пресеклась: ахтунг, собственность Рейха…




Источник: http://www.dinaburg.eu

 

Добавить комментарий

Ваше имя:

Комментарий








Из истории...

Элиту страны допросят | 12. 04. 2002
Мошенничество и предпринимательство | 06. 11. 2000
Новая программа развития Latvenergo | 05. 09. 2000
 

© 2009 vianets.lv